Геометрия картины


Перейти к содержанию

КОМПОЗИЦИОННЫЕ ТАЙНЫ «ТАЙНОЙ ВЕЧЕРИ»

А.Н. Поплавный
Московский государственный гуманитарный университет им. М.А.Шолохова, г. Москва, 2010.

КОМПОЗИЦИОННЫЕ ТАЙНЫ «ТАЙНОЙ ВЕЧЕРИ»


В этой статье представлен сравнительный анализ композиции серии произведений изобразительного искусства, написанных различными авторами по известному библейскому сюжету. Аспект анализа мы ограничим проблемой композиционной конструкции картины. Решение этой проблемы будет связано с определением на картине:

1 – композиционного развития (движения);
2 – композиционного ритма;
3 – композиционного центра.

Именно с этих трех позиций мы и будем исследовать композиционное построение картин таких художников, как Леонардо да Винчи, Тинторетто, Пуссен, Ге, Дали и др.

Для начала мы вспомним, что означают для композиции картины понятия «развитие», «ритм» и «центр»
[5,6].

Композиционным развитием
(движением) называется закономерно обусловленная связь между живописными пятнами, связь по их форме и взаимному положению на картинной плоскости.

Композиционный ритм
– это тип закономерной связи между фигурами живописных пятен. Тип такой связи определяется конкретным геометрическим преобразованием.

Композиционный центр
картины – это главный сюжетный компонент, место которого на картине обуславливается положением двойных (неподвижных) элементов геометрических преобразований, определяющих ритмику композиции картины (если тип центра – конструктивный).

Переходя к анализу, отметим, что живописные работы грешат отсутствием абсолютно точных геометрических построений. Линейке и циркулю в геометрии соответствуют глазомер и интуиция художника. Поэтому рукотворная ткань на полотнах художников более или менее свободно интерпретирует сухие геометрические постулаты. Но эта неадекватность компенсируется свойством зрительного восприятия человека, стремящегося систематизировать увиденное, логически связать элементы хаотичного
[1]. Этим и объясняется, что, если в произведениях живописи отклонения от безукоризненной симметрии невелики и носят несистематический характер, то изображение на картине воспринимается нами как симметричное даже тогда, когда мы ясно видим эти отклонения. И это справедливо не только по отношению к симметрии, но и к другим геометрическим преобразованиям, определяющим ритмику картины.

В представленной монументальной работе Леонардо «Тайная вечеря» преобладают строгие построения перспективы интерьера. Композиционное развитие здесь базируется на зеркальном повторе правой и левой частей. Следовательно, композиционный ритм основан на симметрии с осью
r (рис.1). Композиционный центр, лик Христа, сопряжен с этой же осью. Поэтому тип центра здесь – конструктивный. Более того, положение композиционного центра акцентируется особой точкой R на оси r. Об этом – чуть подробнее.


Леонардо да Винчи. Тайная вечеря (1495)





Рис. 1. Конструктивная схема композиции «Тайной вечери».


Повторяющиеся по форме мотивы есть на двух боковых стенах (темные пятна проемов) и на потолке (квадратные ниши). Рассмотрим один из этих фрагментов – изображение правой стены. На ней есть четыре темных проема. Это четыре мотива одной фразы. Связывает их во фразу параболическая гомология ? с центром R (точка схода) и осью r. (На рис. 1 воспроизведены лишь два мотива из четырех – это фигуры F и F1.) Аналогичные преобразования связывают изображения проемов на левой стене, а также изображения ниш на потолке. Все эти преобразования имеют одну общую неподвижную точку R, которая сопряжена с фигурой Христа и тем самым будет акцентировать на нем внимание зрителя.

Таким образом, композиционная конструкция «Тайной вечери» Леонардо да Винчи очень лаконична, расположение композиционного центра строго детерминировано. Аналогичную конструкцию имеют и работы Гирландайо, Андреа дель Сарто, Пуссена, Сальвадора Дали, Симона Ушакова.


Гирландайо. Тайная вечеря (1480)



Андреа дель Сарто. Тайная вечеря (1525)



Пуссен Н. Тайная вечеря (1640)



Дали С. Тайная вечеря (1955)



Конструкция у всех выше перечисленных композиций одна и та же, она базируется на ритме с осевой симметрией. Тип композиционного центра – конструктивный. Но в работе Леонардо композиционный центр дополнительно акцентирован. Такой же прием использует и Сальвадор Дали в своей «Тайной вечере».

Эта же тема разрабатывалась и в иконописи. Ниже приведена работа Симона Ушакова, а также – древнерусская икона XVвека из Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря (автор неизвестен).

Очевидно, что композиция Ушакова основана на ритме с осевой симметрией. Композиционный центр – конструктивный и, к тому же, дополнен свойствами деструктивного центра
[6]. Действительно, пара нимбов Иоанна и Христа нарушает порядок в расположении остальных нимбов и тем самым дополнительно акцентирует на себе внимание зрителя.


Ушаков С. Тайная вечеря (1685)



Неизвестный автор.Тайная вечеря (1497)



Перейдем к иконе неизвестного автора. Здесь композиционная конструкция базируется на ритме с осевой симметрией (как и в предыдущих работах). А вот положение композиционного центра здесь проблематично. Нужно приложить определенные усилия, чтобы отыскать главного героя этого сюжета. Образ Христа резко смещен к левому краю иконы. Только нимб выделяет его среди остальных действующих лиц, что в данном случае еще явно недостаточно для решения проблем композиционного центра. Важную роль здесь играет и выбор места. И таким местом при такой конструкции здесь может служить только вертикальная ось симметрии.

А в «Тайной вечере» знаменитого Тинторетто (Якопо Робусти) наоборот – лик Христа просто механически впаян в центр картины и сопряжен с ее вертикальной осевой линией. Но очевидно, что композиционная конструкция здесь никоим образом не связана с осевой симметрией. Здесь совершенно иная конструкция. Это полотно изобилует вспышками светлых пятен на темном фоне. Но это множество, хоть и не без труда, упорядочивается парой пятен (мотивов)
F и F1 (рис.2). Мотив F ограничен абрисом стола, мотив F1 – границей падающей тени от того же стола и парой женских фигур на первом плане (мотив F1 выходит за границы картины). Эти мотивы свидетельствуют о наличии композиционного развития. Связь между F и F1 осуществляется при помощи параболической гомологии [7], имеющей неподвижную прямую h c неподвижной точкой S. Гомология определяет ритм композиции. А место композиционного центра здесь диктуется положением точки S, с которой сопряжено изображение светильника.


Тинторетто. Тайная вечеря (1594)



И с формальной точки зрения законы композиционного построения здесь соблюдены. Но, все-таки, героем сюжета здесь является образ Христа, занимающего на картине не подобающее ему место, не подобающее – по логике композиционной конструкции. Поэтому место, отведенное автором главному герою сюжета – образу Христа, является, бесспорно, проблематичным. И это является «ахиллесовой пятой» данного полотна.




Рис.2. Конструктивная схема «Тайной вечери» Тинторетто.


С похожей проблемой сталкиваемся мы и в «Тайной вечере» Николая Ге. Композиция имеет нетрадиционную конструкцию. Два повторяющихся мотива (F и F1 на рис. 3) говорят о наличии композиционного развития. Фигуры этих мотивов закономерно связаны при помощи «родственного» преобразования, имеющего двойную прямую h. Следовательно, в роли композиционной конструкции выступает здесь аффинное «родственное» преобразование. В идеале композиционный центр должен быть сопряжен с двойной прямой h. И формально на роль композиционного центра может претендовать ярко освещенный прямоугольник скатерти стола. Тем более, что на ней сконцентрирована вся сила тональных контрастов. Но изображение главного действующего лица – Христа, не сопряжено с особой прямой h, что нарушает его связь с конструкцией картины. И этот факт является недостатком композиции. Хотя с формальной точки зрения эта картина сконструирована безукоризненно.


Ге Н. Тайная вечеря (1863)





Рис. 3. Конструктивная схема «Тайной вечери» Николая Ге.


Последней из известных работ на эту тему является «Тайная вечеря» Натальи Царьковой – официального художника Ватикана.


Царькова Н. Тайная вечеря (2002)





Рис. 4. Конструктивная схема «Тайной вечери» Царьковой Н.

Композиционное развитие здесь обеспечивается повторами пятен, например: верхний левый угол скатерти и нижний угол правой части окна. На рисунке 4 они намечены соответственно углами A и A1. Тип закономерной связи, то есть ритм, между ними определяет центральная симметрия с центром в точке О. Композиционный центр, лик Христа, сопряжен с точкой О. Тип центра – конструктивный.

Подведем итоги сравнительного анализа композиционных конструкций представленных картин.

По большей части в них используется ритм на основе осевой симметрии. Композиционный центр, как правило, почти всегда сопрягается с осью симметрии – двойной прямой преобразования. В наше время иногда можно услышать в адрес авторов этих картин упреки типа «Ох уж эта симметрия! Надоела!». Но, осевая симметрия худо-бедно, но все-таки организовывала картину. Отказываясь от нее, надо предложить взамен иную конструктивную основу. И в композициях Тинторетто, Николая Ге и Натальи Царьковой конструкция держится на иных ритмах. Ритмы, основанные на параболической гомологии, родственном преобразовании, центральной симметрии подводят под композицию картин этих авторов прочную конструктивную базу и служат скелетом композиции.




Литература

1. Арнхейм Р. Искусство и визуальное восприятие. М., 1974.
2. Вольберг О. Основные идеи проективной геометрии. Л. – М., 1935.
3. Комиссарук А.М. Основы аффинной геометрии на плоскости. Минск. 1967.
4. Пеклич В.А. Начертательная геометрия. М., 2006.
5. Поплавный А.Н. Движение и ритм в композиции картины. М., 2007.
6. Поплавный А.Н. О композиционном центре картины. М., 2008.
7. Поплавный А.Н. Геометрия композиционного ритма. М., 2007.






Главная | Аннотация | Статьи | Геометрия картины | Галерея | Контакты | Карта сайта


Назад к содержанию | Назад к главному меню
Яндекс.Метрика